Дойти до дна

Андрей Мединский 24.11.2021 15:50 | Регионы 32

Вице-премьер Марат Хуснуллин после четырёх месяцев исследований заявил, что добытая из-под дна Азовского моря вода пригодна для питья. Однако, по последним данным, в ней повышена солёность, и для дальнейшего использования потребуется серьёзная очистка. Теперь ещё несколько месяцев, по словам властей, будет идти оценка запасов, хотя о том, что под Азовским морем находятся внушительные запасы воды, было заявлено ещё в начале 2021 года.

Почему столько времени длятся исследования, неизвестно: Росгеология, которая занимается изучением возможности добычи воды под Азовским морем, на запрос «Октагон.Крым» спустя два месяца так и не ответила. Молчат об этом и учёные, ссылаясь на нехватку информации. Инсайдеры говорят, что здесь возможен конфликт интересов госкорпорации «Ростех», продвигающей идею опреснения, и Росгеологии, заинтересованной в добыче воды из-под дна моря. «Октагон.Крым» попытался найти ответы на актуальные вопросы.

Про эту воду знали давно?

О наличии запасов воды под Азовским морем было известно давно. Как рассказал «Октагон.Крым» профессор, заведующий кафедрой землеведения и геоморфологии Таврической академии Крымского федерального университета имени Вернадского Борис Вахрушев, было два подхода к её добыче.

«Первый подход – это обнаружение древних палеорусел рек, которые стекали в континентальной части Европейской равнины, но эти источники ненадёжны, они маломощные, подвержены проникновению морских вод».

Борис Вахрушев | заведующий кафедрой землеведения и геоморфологии Таврической академии Крымского федерального университета им. В. И. ВернадскогоБорис Вахрушев
заведующий кафедрой землеведения и геоморфологии Таврической академии Крымского федерального университета им. В. И. Вернадского

– Иными словами, эти месторождения не достойны внимания при организации водоснабжения. Но есть и другой источник: водоносные комплексы, развитые в равнинной части Крыма, которые питаются карстовыми водами главной гряды Крымских гор и предгорья, – они восполняют артезианский бассейн равнинного Крыма. Эти водоносные комплексы уходят под дно Азовского моря на тех же глубинах, что и в равнинном Крыму, – рассказал Вахрушев.

По словам учёного, в равнинной части Крыма эту воду уже успешно добывают. Такая артезианская вода пригодна для питья, но из-за жёсткости непригодна для сельскохозяйственного полива.

Примечательно, что в Азовском море есть скважины по добыче нефти и газа. А вода из водоносных горизонтов всегда мешала этому процессу. Приходилось ставить обсадные трубы на скважины, чтобы вода не примешивалась к добываемым углеводородам. Теперь же на эту воду посмотрели иначе: как на полезное ископаемое, которое может спасти Крым от жажды.

При добыче нефти в акватории Азовского моря вода из водоносных горизонтов была помехой, теперь её рассматривают как полезное ископаемое.При добыче нефти в акватории Азовского моря вода из водоносных горизонтов была помехой, теперь её рассматривают как полезное ископаемое.Фото: сайт предприятия «Газпром флот»

– Азовское море мелкое – 3–5 метров глубиной, максимально – это 10–11 метров. Техника при таких условиях прекрасно позволяет добывать воду, считайте, что это как на суше. Поэтому никаких технологических трудностей нет, тем более что это экологически чистый продукт. Если случится авария, никаких вредных утечек в море не будет, это просто вода. А бросить трубопровод на сушу – совсем не проблема, – отметил Вахрушев.

Конфликт интересов?

Уже несколько лет власти Крыма говорят о возможности опреснения воды. По данным источника «Октагон.Крым», эту идею проталкивает «Ростех». Однако само по себе опреснение – технология дорогостоящая. Более того, её можно назвать неэкологичной, потому что после опреснения остаётся рассол, который нужно утилизировать. Поэтому пока от идеи развёртывания опреснительных установок по примеру Израиля, на которой настаивал Сергей Аксёнов, отказались, ограничившись одним опреснителем под Ялтой стоимостью 3,3 млрд рублей.

Однако старший преподаватель кафедры землеведения и геоморфологии Крымского федерального университета имени Вернадского Геннадий Самохин считает, что никакого конфликта нет, поскольку это вообще совершенно несравнимые объёмы воды, которая будет поставляться при опреснении и добыче.

– При опреснении для всего Крыма нужно очень много электроэнергии, нужно куда-то девать рассол, это тоже проблема. Здесь надо говорить о диверсификации поставок воды, а не о конкуренции, – отметил в разговоре с «Октагон.Крым» учёный.

Завод по опреснению морской воды в Хадере, Израиль.Завод по опреснению морской воды в Хадере, Израиль.Фото: ABIR SULTAN/EPA/TASS

Однако очищать добытую воду от излишней солёности всё же придётся. Директор научно-производственной фирмы по водным технологиям Анатолий Копачевский рассказал, что найденная под морем вода хоть и не обладает морской солёностью, но, по мнению специалиста, всё же является солоноватой. Как только станут известны окончательные результаты исследования дна моря, учёные определятся и с методом очистки воды.

Доктор экономических наук, профессор, директор института экономики и управления Крымского федерального университета имени Вернадского Виктор Реутов считает, что ответ на вопрос, почему властями был сделан выбор в пользу воды Азова, прост: деньги. Экономически добывать артезианскую воду в Азове намного дешевле, чем опреснять.

– Использовать этот ресурс нужно, по экономике процесса он наиболее оптимальный, как и по себестоимости, и по дальнейшему использованию, – высказал мнение эксперт.

Какова будет стоимость воды для конечных потребителей, пока можно только гадать. Однако, по мнению экономиста, люди вообще вряд ли заметят изменение в тарифах.

– Если сравнивать с той водой, что мы уже используем, то государство в любом случае возьмёт на себя компенсацию разницы для населения. Тарифы если и изменятся, то только в рамках индекса инфляции. То есть граждане, скорее всего, вообще ничего не заметят. Власти не пойдут на существенное изменение тарифов на воду, – высказал мнение экономист Виктор Реутов.

Почему так долго?

Несмотря на то, что о наличии воды под Азовским морем известно, сейчас никто не может достоверно ответить, сколько её там. На определение объёма запасов отведён целый год.

Особенности технологии определения объёма запасов пояснил профессор Борис Вахрушев. По его словам, для определения объёмов запасов подобных месторождений во всём мире применяется одна методика, для которой нужно время.

Суть её в том, что путём эксперимента в скважине начинают увеличивать объём добываемого полезного ископаемого (тут неважно, вода ли это, нефть или газ) до тех пор, пока не будут видны изменения различных показателей, в том числе и возможности добычи такого объёма в сутки. Таким экспериментальным путём выясняется возможность добычи определённого объёма полезного ископаемого без ущерба для месторождения.

Под Азовским морем пресную воду нашли, но объёмы запасов ещё предстоит установить.Под Азовским морем пресную воду нашли, но объёмы запасов ещё предстоит установить.Фото: Игорь Онучин/ТАСС

– Когда в течение конкретного времени мы отбираем определённое количество воды, а режим скважины не меняется (температура, качество), значит, в сутки можно извлекать именно такой объём воды. Исходя из этого, рассчитываются объёмы запасов, то есть то, что мы можем получать из этого месторождения. Если добавляем новые скважины, снова эта же методика, потому что новые скважины могут ухудшить качество, – пояснил Вахрушев.

Отметим, по некоторым подсчётам, сейчас Крыму для полноценного обеспечения нужно ещё около 500 млн кубометров воды в год. При этом в 2013 году объём забора воды составил 1553,78 млн кубометров. 90 процентов этого объёма шло по ныне перекрытому Северо-Крымскому каналу. Но покроет ли дефицит пресная вода Азова, станет известно нескоро.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора